Добро Пожаловать

Наша поэтическая антология

“Живые” стихотворения

Этот выпуск рубрики составлен (с согласия авторов) из стихотворений, размещенных на авторских страницах в Живом Журнале (ЖЖ) известном интернет-сервисе для ведения блогов (электронных дневников), которым пользуются многие литераторы, как маститые, так и начинающие. Мы попытались отобрать разные по стилистике стихотворения. По просьбе одного из авторов в качестве псевдонима указан его ник (идентификатор) в ЖЖ с тем, чтобы анонимность поэтического высказывания, которой он дорожит и на которую отваживаются столь  немногие, оказалась незамутненной никакими привходящими потоками.

                                                                                            От редакции

Виктор Каган

 

***

 

свистнет чокнутый зяблик

нечет встроится в чёт

и душа как кораблик

в небеса поплывёт

 

поплывёт как хотела

но не смела мечтать

и останется тело

без неё остывать

 

и немеющим слухом

ей тянуться вослед

пусть земля будет пухом

той кого уже нет

 

заострённое сходство

неживого с живой

пресный привкус сиротства
у воды дождевой

 

 

Анна Цветкова

 

***

 

разговор ни о чём. стол, стулья, гранёный стакан.

несколько голубей на карнизе. сырая смесь

из воды и неба. яблоко напополам

разрезано. счастье на свете есть.

 но речь не о том. если заходит, то не о том.

как облако неповоротливо движется  сквозь окно.

как кофе разбавляешь лианозовским молоком.

счастье на свете есть. только что с того?

 

 

homo_nudus

 

***

Коля жил в пригороде, в маленьком домике.
По вечерам золотистый свет уличного фонаря терялся в липах.

Однажды он вышел на улицу, подошёл к внешней стене дома.
Прикрутил к ней розетку и повесил на гвоздь картину.
Постоял, посмотрел.
И почувствовал, что получилось.

Оппа

Теперь весь мир — комната его дома.
Вся Земля, да что там — вся вселенная.
Со всеми кошками, молодыми мамами в парках,
поросшими камышом маленькими речками,
глотателями огня на праздничных площадях и Господом Богом.

Вот дворник стрижёт городской газон.
Смотришь с нежностью.
Ещё бы, столько лет живём в одной комнате.

В комнате с Венерой и маленьким смешным Меркурием.

И ничего, что продавщица в магазине сказала тебе неласковые слова.
Переживём. Это наше внутреннее домашнее дело.
Мы ведь не чужие друг другу.
Всякие бывают дни, не всегда у человека хорошо на душе.

Где-то, в джунглях, рычат и поют мои домашние звери и птицы.
Плещется рыба на закате в моей Миссисипи.

В далёком сияющем Акапулько
В камере смертников
Сидит дружище Леон.
Сквозь решётку запах моря, крик чаек.
Он убил старину Педро.
Забил его носаками из-за Марицы.
Педро навещает его вечерами
и ждёт воскресения мёртвых, чтобы получить своё тело обратно.
Чтобы можно было обнять Леона, взъерошить ему волосы.
Сказать: «Не плачь, мне было неплохо все эти годы.
Нечего исправлять.
А смерть это так, царапина. Было не так уж и больно. До свадьбы заживёт».

Вот теперь никто уже никуда не денется, думает Коля.

В моей комнате смокинги, и прекрасные ваши потные майки, разбросанные носки,
Вечерние платья, зубные щётки, зубочистки ваши на вес золота, родные мои.

В моей комнате нет правых и виновных, есть только счастливые и несчастные.
Несчастные, блин.
Блин.

В моей комнате Бог стал человеком,
Чтобы не только с нами болеть, голодать, валиться с ног от усталости.
Но чтобы наконец-то смочь выговорить «Несчастные. Блин» .

Ведь в своём несчастье мы сильнее Бога.
Он может иметь участие в нашем счастье, сделать его больше.
Только в несчастье наше не может Он войти,
не может взять его, ничего не может с ним сделать, оно в другом измерении,
там, где нет Бога.
Он стоит за окном этого измерения и смотрит туда, где Его нет.
Может только беспомощно говорить «Блин».
Говорить это слово, которое ничего не означает, кроме непоправимости,
означает то, куда нельзя войти, то, что нельзя потрогать, поправить,
Можно только умереть в надежде, что тебе отдадут это потом добровольно.

Даже спрятать несчастье нельзя от детей, мол, оно не игрушка.


В моей комнате есть счастливые и несчастные.


Золотой свет уличного фонаря теряется в густых липах.

 

 

 

Елена Сунцова

 

***

Под нами не дрожит метро,
земли тяжелое нутро
не раскрывается наружу,
а раскрывается печаль
и опускается на душу.

Накину плащ на рукава,
чтоб не кружилась голова,
где мы стоим на тротуаре
среди огней и темноты
и замираем, как в кошмаре.

 

 

 

Александр Стесин

 

Хвидта

                                                                  A.

   

К обрыву неся, выбивает весло из рук:

мол, весла оставь, всяк плывущий, в поток войди.

Как в слове "река", перекатывается звук,

и донные камни взбивают сугроб воды.

 

Холмы без деревьев. Селенья на берегах.

На окна домов навернувшиеся огни

поблескивали. И поблескивал перекат

моими очками, но выловить не могли.

 

Теченье усилилось или гребец ослаб?

Метафору дальше развей: мол, рука судьбы

в рукав, слишком узкий, тычется, рвет обшлаг.

Когда не веслом, то хоть зреньем меня снaбди.

 

Потребность все видеть, когда не изменишь курс,

запомнилась (зряшное зрение напряжет

внезапный резерв)…

                          …Как инструктор входил во вкус:

еще впереди сам обрыв, тандемный прыжок.

 

Как вера-слепуха сдала, на краю застряв,

в пространстве увязнув (не воздух, а желатин),

и как поводырь ее – зрячий животный страх

за край заглянул и увидел: уже летим.

 

 

Евгения Риц

 

Малокровный Север, полнокровный Юг
Каждое лето встречаются как-то вдруг –
Нервный тик, горячечный алый стук –
Пациент внушает не беспокойство,
Внушает стыд.

Так просты слова на кончике языка,
Точно мятная карамель,
Но распробуй лучше – она горька,
Сахарный колер, пищевой кармин,
Родина с севера до лобка.

Дорогое небо, пожалуйста, сделай так,
А земля дешёвая, как батон.
Золотая временная орда, хамский её сарай.
Это завязь, а это уже бутон
Распускается через край.

 

 

Павел Жагун

 

стоит только перейти дорогу
и ты
на конце вселенной

смеёшься
рыссыпая рыжие искры вокруг

как в тот день

когда с неба летели алмазы
и озеро их умножало
играя лучами в толще холодной воды

а вокруг обступала полночь
темнотой обнимая за плечи

разверни нашу карту побега
на ней одна длинная линия через пропасть

миллионы исхоженных троп
муравейники архитектуры
библиотеки растений

жди

сегодня
как только стемнеет
к нам прилетят две птицы -
дикий голубь и сойка

чтобы путь указать через дверь потайную
к заснеженной лодке
в открытом заливе

где время стоит в полный рост
не мигая

 

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новое на сайте

Сегодня был опубликован 61-ый номер журнала

2018-06-02
Новое на сайте

Сегодня на сайте был опубликован 60-ый номер Нового Берега.

2018-04-27
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 59-й номер журнала.

2018-01-22